Auto-pravda.ru Воскресенье, 16.12.2018, 12:25

Обучение вождению и контраварийная подготовка

тел: +7(905)581-37-88
Гость | RSS
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход
Меню сайта
Форма входа
Категории раздела
Критик [29]
Поиск
Расскажите о нас
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » Статьи » Критик » Критик

Российского военного летчика оштрафовали на 27 миллионов за неудачную посадку, часть 1

«Хотим провести митинг в защиту летчика старшего лейтенанта Нефедова. Приезжайте», — телефонный звонок знакомого ветерана из Армавира застал врасплох. Митинг в защиту офицера? Это что-то новое для российской демократии...

Заслуженный ас рассказал, что ветераны — выпускники Армавирского авиационного училища — не могут больше смотреть на беззаконие, которое творится в отношении коллеги — летчика морской авиации Балтфлота Сергея Нефедова.

В мае 2017 года он в первом самостоятельном полете на истребителе Су-27 при посадке повредил самолет. За эту ошибку лейтенанта осудили по уголовной статье, назначив два года условно с выплатой ущерба в 27 млн рублей.

Поврежденный Су-27 за пару недель восстановили. Он снова летает. А вот «лейтенанта-уголовника» от летной работы отстранили, хотя на защиту Сергея встали не только ветераны, но и его командиры. «МК», опираясь на оказавшиеся в распоряжении документы, попытался разобраться в этой истории.

Честно говоря, во все это я поначалу даже не поверила, решила: чепуха какая-то. Сколько молодых летчиков совершают ошибки в первом самостоятельном полете? Да через одного. Только разной степени тяжести. И что, каждого судить?

Помните любимый фильм летчиков всех времен «В бой идут одни «старики»? А коронную фразу Маэстро, когда лейтенант Кузнечик при посадке повредил самолет: «От полетов отстранить! Ста грамм не давать! Назначить дежурным… Вечным дежурным по аэродрому…»Вот это вполне адекватное наказание за такую ошибку. Да и то на первое время. Ведь если мальчишку научили летать, его нельзя вечно держать на земле. И дело здесь даже не в слезной лирике про мечты о небе, обрезанные крылья и прочей «поэтике». Дело в том, что обучение профессии летчика слишком дорого обходится государству.

Помню, в питерской Военно-медицинской академии однажды довелось слышать, как заслуженный профессор объяснял будущим авиационным врачам, почему они особенно бережно должны заботиться о здоровье и психологическом состоянии военных летчиков. Преподаватель привел пример: «Берем весы. На одну чашу кладем слитки золота, на другую ставим лейтенанта-летчика. Когда чаши сравняются, подсчитайте стоимость слитков, и вы узнаете сумму, в которую государству обходится обучение летчика. Буквально на вес золота».

Так какое же страшное преступление совершил лейтенант Нефедов, если военные прокуроры — люди, стоящие на страже не только финансовых, но и других законных интересов государства, — вдруг решили не давать ему летать? Кто такой этот страшный «летчик-уголовник» Нефедов?

Системная ошибка

В семье Сергея Нефедова военных не было. Но об армии он все равно мечтал с детства и всегда хотел стать летчиком. В 14 лет поступил в Неклиновскую школу первоначальной летной подготовки под Таганрогом, а по ее окончании — в Краснодарское летное училище.

Его летная юность пришлась на годы трудных армейских реформ. Начиная еще с 90-х и до середины «нулевых» наша боевая авиация практически не летала. Не хватало всего: самолетов, запчастей, керосина… Для летных училищ особенно.

Курсантам говорили: терпите, приедете в полк — налетаетесь, там топлива больше. Но в полках их ждала та же проблема. Командиры вечно стояли перед выбором: отдать керосин юнцам-лейтенантам, которых едва научили подходить к самолету, или поддержать выучку капитанов и майоров, которым в случае войны можно доверить выполнение боевой задачи. Понятно, что выбор делался не в пользу молодежи.

Потом при министре Сердюкове боевую авиацию начали резать на корню. В авиационные училища несколько лет подряд курсантов вообще не набирали — приводили систему вузов «к новому облику». Из полков летчиков увольняли пачками. Потраченных на их обучение «золотых слитков» никто из реформаторов не считал.

Позже с приходом в военное ведомство Сергея Шойгу спохватились. Подсчитали — прослезились. Выяснилось, в боевой авиации не хватает свыше 1300 летчиков. Попытались вернуть уволенных, взять с «гражданки» и поставить в строй. Оказалось — поздно. Кто-то уже летал на «Боингах» и «Эрбасах», получая очень хорошие деньги, а кто-то осел на земле. На смену им пришли новички, которых благодаря пресловутому «новому облику» не успели толком поставить на крыло.

…После окончания летного училища лейтенант Нефедов получил распределение в Калининград, в одну из воинских частей морской авиации Балтфлота. В ноябре 2013 года в Центре переучивания и подготовки летного состава истребительной авиации в Саваслейке (Нижегородская область) он начал осваивать истребитель Су-27П: прошел курс теоретической подготовки, занимался на тренажерах.

Однако в части не хватало учебных самолетов, и три года подряд Нефедова отправляли в Ейск, в учебный центр морской авиации «для поддержания летных навыков», где он выполнял полеты на учебно-тренировочном Л-39. Его в авиации называют «летающей партой».

Когда наконец до него дошла очередь, Сергея стали «вывозить» на спарке Су-27. Непосредственно перед первым самостоятельным вылетом он с инструктором выполнил двенадцать вывозных полетов и один контрольный. Все на «хорошо» и «отлично».

…18 мая 2017 года на самолете Су-27П Нефедов взлетел самостоятельно. Все задачи в небе он выполнил успешно. Но когда машина была уже на земле, лейтенант совершил ошибку — перепутал рычаги управления, расположенные рядом.

Сергей Нефедов (справа) с сослуживцем. Фото из личного архива

Материалы дела. Из экспертной оценки по возможным ошибочным действиям летчика:

«После выполнения полетного задания летчик выполнил заход на посадку с круга на высоте 300 метров. Через 2 секунды после касания ВПП основными колесами в конце полосы точного приземления летчик опустил носовое колесо. Через 1 секунду пробега на трех колесах летчик ошибочно, непреднамеренно вместо нажатия кнопки выпуска тормозного парашюта установил переключатель крана шасси в положение «убрано».

Проще говоря, самолет на скорости порядка 200 километров в час зацепил носом полосу, в результате чего была повреждена часть обшивки, обтекатель РЛС, кое-какое внешнее оборудование и задеты воздухоприемники двигателей.

На летном сленге это называется «подломить стойку» шасси. Случай не уникальный. Если в компании летчиков рассказать об этом, все как один наперебой тут же начинают вспоминать, кто, где, когда, в какой из воинских частей вот так же «подломил стойку».

Более того, на самолетах модификации Су-27П это, как выяснилось, вообще считается системной ошибкой. Ей способствует один серьезный эргономический недостаток кабины. Летчики-испытатели требовали от конструкторов устранить его еще при испытаниях машины. Они писали: сделайте блокировку крана уборки шасси, когда самолет находится уже на земле.

Этот недостаток был приведен в перечне по первому этапу опытно-конструкторских работ, отмечен в акте испытаний, утвержденном главкомом ВВС от 19 ноября 2004 года, но так и не был устранен.

То есть речь о том, что авиаконструкторы разместили в кабине рычаги управления без учета возможных поведенческих реакций человека, не создав тем самым надежной защиты от случайной уборки шасси уже севшего на полосу самолета.

Материалы дела. Экспертная оценка эргономики кабины самолета Су-27П (документ подписали семь старших летчиков-испытателей в звании от майора до полковника):

«При проведении государственных совместных испытаний самолета… летным составом войсковой части 15650 был выявлен следующий эргономический недостаток кабины самолета: отсутствует блокировка уборки шасси на земле.

…Рычаги, неправильное или случайное включение которых может привести к аварийной ситуации, должны быть выделены формой, цветом, иметь предохранительное устройство и при необходимости должны быть вынесены на щитке из общего ряда.

Вывод: отсутствие блокировки уборки шасси на земле на самолете Су-27П является эргономическим недостатком и нарушением требований пункта 4.6.1 ОТТ ВВС-86, книга 1, часть 2, которое может привести к непреднамеренной уборке шасси на земле».

«Пусть сами сядут в кабину и попробуют полетать!»

Судебная тяжба лейтенанта Нефедова сейчас широко обсуждается на авиационных сайтах. Практически у всех летчиков принятое в отношении его решение вызывает гнев. Кто-то предлагает «и прокурора, и следователя, и судью увольнять за несоответствие занимаемой должности», кто-то шутит: «Нефедов еще легко отделался, он ведь случайно повредил самолет. А если бы сознательно разбил, как Талалихин или Гастелло?».

Есть и такие, кто во всем обвиняет командиров: дескать, посадили в кабину недоученного лейтенанта, а теперь на него же хотят списать все свои ошибки.

Сразу скажу: командиры в этой ситуации как раз очень активно отстаивают своего подчиненного и какие-то собственные промахи на него вешать не собираются.

— Я против того, чтобы кто-то судил летчика за ошибку! Если там думают, что у нас в авиации все так просто, пусть сами сядут в кабину самолета и попробуют полетать! — так резко и безапелляционно высказал свою позицию в разговоре со мной командующий морской авиацией Герой России генерал-майор Игорь Кожин. Он лично обращался с ходатайством о прекращении дела в следственные органы, но его обращение было отклонено.

Что же касается налета, то у старшего лейтенанта Нефедова он и вправду небольшой. В материалах суда говорится о 22 часах за последние три года. Но это еще как посчитать: 22 часа — это общий налет на Су-27, из которых после длительного перерыва, непосредственно перед первым самостоятельным вылетом — 7 часов 38 минут. Часть 2



Источник: https://www.mk.ru/social/2018/11/28/koshmarnoe-delo-voennogo-letchika-nefedova-dovelo-oficerov-do-mitingov.html?utm_refe
Категория: Критик | Добавил: CHEGRASH (29.11.2018) | Автор: Ольга Божьева
Просмотров: 17 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright uCoz™ © 2018
Используются технологии uCoz